kosmodesantnick (kosmodesantnick) wrote,
kosmodesantnick
kosmodesantnick

Categories:

Во время мировой войны тяжелая артиллерия получила громадное, почти решающее значение...

nw_dummy_mortar_01


Мы все ожидаем яростных атак неприятеля в центре и правом фланге, где обнаружено присутствие тяжелой артиллерии. Мы тоже подводим к Илову 120-пудовые орудия из Новогеоргиевска.*

* Запись в Военном дневнике Великого Князя Андрея Владимировича от 26 ноября 1914 года.



Русская армия во время Великой Отечественной войны 1914-1917 гг., конечно, уступала своим противникам (но не австрийцам, туркам и болгарам, отметим это сразу) в тяжелой артиллерии, но вопрос - насколько? Ведь у нас в стране получилось так, что, первоначально из-за идеологических причин, а в настоящее время из-за немногочисленности исследователей, никто никаких основательных изысканий на эту тему до сих пор не произвел. Скажем, по всем известному Зайончковскому, Россия и Германия (с Австро-Венгрией) на начало войны имели соответственно 240 и 2 244 тяжелых орудий. Казалось бы, сокрушительное превосходство Немцев над Русскими налицо, однако факты неумолимо сигнализируют о том, что в начале войны германская пешая (тяжелая) артиллерия (Fußartillerie) насчитывала гораздо меньшее количество орудий, а именно:


  • 26 батальонов тяжелых полевых гаубиц (schwere Feldhaubitz-Bataillone) по 4 четырехорудийные батареи 15 cm (150-мм) тяжелых полевых гаубиц образца 1902 года (15-cm-schweren Feldhaubitze 02) в каждом

  • 2 пушечных батальона (Kanonen-Bataillone) по 2 четырехорудийные батареи 10 cm (105-мм) пушек образца 1904 года (10-cm-Kanone 04) в каждом

  • 14 мортирных батальонов (Mörser-Bataillone) по 2 четырехорудийные батареи 21 cm (210-мм) мортир образца 1910 года (21-cm-Mörser 10) в каждом

Всего 136 четырехорудийных батарей и 544 гаубиц, пушек и мортир. Все орудия с откатом по лафету, за исключением 105-мм пушки, которая скорее полускорострельная (с пружинным накатником и тростниковыми плетеными подстилками под колеса).

В Российской императорской армии была полевая тяжелая артиллерия:


  • 41 батарея 6'' (152-мм) полевых гаубиц образца 1910 года

  • 19 батарей 42''' (107-мм) скорострельных пушек образца 1910 года

Всего 60 четырехорудийных батарей и 240 гаубиц и пушек. Эти русские тяжелые полевые орудия были разработаны (а пушки и произведены) во Франции по русскому техническому заданию, и представляли собой последнее на тот момент слово техники. Оба типа орудий были скорострельными дальнобойными орудиями, наложенными на безоткатные (как это тогда понимали) лафеты с гидропневматическими и пневматическими накатниками, позволявшими обойтись без башмачных поясов на колеса, подкладок под колеса и хобот лафета, откатных клиньев и тому подобных ограничителей отдачи.

Как мы видим, никакого разгромного количественного преимущества Германцев нет и в помине, а у Русских на вооружении состоят более новые, и более совершенные орудия.
Соотношение по полевой тяжелой артиллерии, кстати, ровно такое же, как и по легким гаубицам. Так, после мобилизации, у Германии в Полевой армии (Feldheer) насчитывалось 954 легких 10,5 cm (105-мм) гаубиц, а у России в Действующей армии 516 легких 48-линейных (122-мм) мортир.
Несуразно огромная цифра германских тяжелых орудий для Германии получена Андреем Медардовичем (кстати, в процессе написания своего бессмертного труда он успевал сотрудничать с ОГПУ) искусственно, путем учета осадной и крепостной артиллерии Германии. Откуда он, вообще, взял свои цифры неизвестно, но если воспользоваться справочником "Вооруженные силы Германии (по данным на 1 мая 1907 года)", то Германия предположительно могла использовать 648 тяжелых орудия осадной артиллерии в трех осадных парках первой очереди, 432 тяжелых орудия крепостной артиллерии в двух осадных парках второй очереди и 156 тяжелых орудий в двух специальных осадных парках.
Использование всей этой артиллерии планировалось только при благоприятном ходе кампании, и поступала она в распоряжение войск не вся и не сразу, ибо имела очень слабые кадры.
Однако русская крепостная артиллерия, сознательно опущенная при учете сил сторон профессором стратегии Военной академии РККА Зайончковским, тоже была весьма многочисленна:
Так, в 1914 году в русских крепостях имелось 36 42-линейных пушек обр. 1910 г., 200 6-дюймовых осадных и крепостных пушек весом в 200 пудов и около 250 6-дюймовых крепостных гаубиц обр. 1909 г. Кроме того, было более 1500 42-линейных пушек обр. 1877 г., 6-дюймовых пушек весом в 120 пудов обр. 1877 г., 6-дюймовых пушек весом в 190 пудов обр. 1877 г., 8-дюймовых легких и облегченных пушек обр. 1877 г. etc.
Следует также отметить, что русская крепостная артиллерия уже со второго месяца войны действовала в поле:
Так, по инициативе генерала от инфантерии Лечицкого (кстати, арестован большевиками. Умер в тюрьме), 26 августа 1914 года две четырехорудийные батареи 6-дюймовых крепостных гаубиц Ивангородской Крепостной Артиллерии поддерживали войска русской 9-й армии при прорыве укреплений противника при Ополье.
А уже в сентябре и ноябре 1914 года только на фронте Мазурских озер (т. е. именно против Германцев) действовало около 25 тяжелых батарей от крепостных артиллерий под общей командой командира Осовецкой Крепостной Артиллерии генерал-майора Бржозовского (кстати, участник Белого движения на юге России. С 20-х гг. проживал в Югославии).
И, где-то с первых чисел декабря 1914 года, действия Отдельного Вышегродского Отряда (1-й Отдельный батальон Гвардейского экипажа и другие части. Всего силой менее полка) под командованием капитана 1 ранга Полушкина (кстати, участник Белого движения на востоке России. Умер в эмиграции в США) поддерживала 6-я крепостная гаубичная батарея (четыре 6-дюймовых крепостных гаубицы) Новогеоргиевской Крепостной Артиллерии...
И это всего несколько примеров именно полевого использования тяжелой крепостной артиллерии Русских. А ведь именно на крепостную (из Бреслау, Познани, Кенигсберга, Торна, Грауденца, Летцена) артиллерию Германцев, которая волею своих начальников действовала в поле, и сетуют в своих воспоминаниях русские офицеры и генералы.
Кроме того, русские крепостные батареи, пусть и выброшенные лукавым историком из общей статистики, громили врага и не сходя со своих позиций. Да, под давлением изменившего военного счастья, нам пришлось чаще оборонять свои крепости, чем осаждать чужие (Перемышль, Летцен) но нельзя не учитывать, что во время этой обороны, которая порой продолжалась неделями и месяцами (Варшава, Ивангород, Осовец) германские и австро-венгерские войска обстреливали сотни наших тяжелых орудий.
Причем, не следует забывать, что и у нас, и у наших врагов, на вооружении крепостей состояли ровно одни и те же порядком изношенные громоздкие нескорострельные орудия с устаревшими меленитовыми и пироксилиновыми (а то и пороховыми) снарядами недальнобойной формы из обыкновенного чугуна. А это, в свою очередь, означает, что вышеописанные русские и немецкие крепостные пушки, гаубицы и мортиры были не особенно эффективны при использовании. Особенно в сравнении со следующим поколением скорострельных и дальнобойных тяжелых артиллерийских систем со стальными, и снаряженными тротилом снарядами.

Но и это еще не все. Тяжелая артиллерия (многие десятки 12-дюймовых, 10-дюймовых, 6-дюймовых, 120-мм, 4-дюймовых пушек) Русских всю войну била по противнику с моря: из башен и казематов линейных кораблей, с палуб канонерских лодок, эскадренных миноносцев и тральщиков:
Постоянную поддержку (так, например, 12 сентября 1915 года линкор "Слава" выпустил по германским позициям 14 двенадцатидюймовых и 170 шестидюймовых "чемоданов") правофланговой XII армии Северного фронта осуществлял Отряд морских сил Рижского залива.
Приморскому отряду Кавказской армии помогал (так, например, при форсировании русскими войсками реки Архаве, линкор "Ростислав", а также канонерские лодки "Кубанец" и "Донец" обрушили на турецкие окопы и батареи полтысячи фугасных бомб) Батумский отряд кораблей.
Ну, а в Румынии русским (и румынским) войскам содействовали (так, например, 265-й Оренбургской пешей ополченческой дружине при обороне Констанцы помогали 120-мм пушки тральщиков № 238 и 239) суда Отряда судов западной части моря (Отряда особого назначения).
Очень и очень многие операции Российского императорского флота против берега следует учитывать при составлении баланса тяжелой артиллерии для обеих противоборствующих сторон. И делать это следует со знанием того обстоятельства, что аналогичные действия (всего несколько бессистемных и примитивно организованных обстрелов) германского или турецкого флота не имели никакого, даже тактического значения и не шли, тем самым, ни в какое сравнение с русскими. И, разумеется, приснопамятные Барсуков и Маниковский не были обязаны делать в своих трудах ссылку на русскую морскую артиллерию. Как-никак, они писали несколько не про это. Однако современный и добросовестный исследователь просто обязан это учитывать.

Примечание: все даты в тексте даны по старому стилю.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments